Кризис – подарок для банкиров

Трибуна, Равиль Зарипов

Кризис -подарок для банковПочему даже в такое сложное для страны время финансисты не уменьшают себе размеры премий?

Уходящий год можно было бы назвать Годом банкира. Слишком много поводов дали финансовые институты для такого определения. Главный из них — неспособность предпринять эффективные меры по устранению последствий финансового кризиса. Пожар «заливали» деньгами, направленными полноводной речкой из казны.

Между тем отсутствие способностей к антикризисному управлению не помешало нашим банкирам использовать средства господдержки в личных целях. Несмотря на резкое сокращение прибыли банков, доходы самих банкиров и их топ-менеджеров увеличились. Никакой кризис не смог препятствовать стремительному росту вверх их зарплат. И пока кто-то терял работу или пытался выкарабкаться из кредитных долгов, топ-менеджеры ведущих банков, госкомпаний выписывали себе бонусы в размере месячной зарплаты коллектива целого предприятия.

Мир — хижинам!

Доходы банкиров начали волновать всех после того, как финансовые неприятности охватили весь мир, и главными виновниками называли именно финансистов. Глухое недовольство высокими зарплатами банкиров прорвалось наружу, когда в США разразился «бонусный скандал» вокруг крупной страховой компании AIG. Ей в сентябре 2008 года правительство выделило 173 миллиарда долларов. Почти сразу же компания из полученных денег заплатила премии топ-менеджерам на сумму в 165 миллионов долларов, что вызвало бурную реакцию в обществе и правительстве. В свою очередь руководство AIG заявило, что провела выплаты на законных основаниях, согласно условиям действующих контрактов с менеджерами.

Эти юридические лазейки не устроили никого. Банкирам объявили войну на самом высоком международном уровне. Мировые лидеры, в частности президент США Барак Обама, неоднократно высказывались о недопустимости бонусных выплат менеджменту компаний, которые из-за своего критического финансового положения прибегли к государственной помощи. И наконец, 2 апреля 2009 года в Лондоне саммит «Большой двадцатки» принял совместное коммюнике, в котором высокие стороны зафиксировали необходимость контроля за выплатами огромных бонусов в условиях кризиса.

Россия присоединилась к этому международному решению. Впрочем, изначально президент страны Дмитрий Медведев не стал давить на административный рычаг, а высказался как юрист, обратив внимание на моральную сторону. «Это дело компаний (выплачивать бонусы или нет). Но если компания принадлежит государству полностью или в значительной части, — я считаю, что менеджеры, руководители этой компании должны самоограничиться, даже если они уже приняли решение о выплате себе высоких компенсаций. Нужно эти решения поменять, — сказал Медведев на пресс-конференции журналистам. — Нужно вести себя прилично в такой ситуации».

С этого момента российские чиновники самого высокого ранга, законодатели и собственно банкиры сделали строем дружный шаг вперед. Стараясь опередить друг друга или выстраиваясь в очередь, они делали одно заявление за другим. Уже на следующий день министр финансов РФ Алексей Кудрин сообщил журналистам о том, что топ-менеджеры российских госкомпаний, госбанков и госкорпораций останутся без больших бонусов (Прим. авт. — Р.З.) как минимум на два года. Спустя несколько дней глава МЭР Эльвира Набиуллина уже в ультимативной форме сообщила о перечне требований, только по исполнению которых будет оказана господдержка систе-

мообразующим предприятиям. Одно из них — снижение премиальных для менеджмента.

На зависть всем остальным банкирам, первым выступил глава ВТБ — второго госбанка страны — Андрей Костин. Из Лондона он отрапортовал, что готов ограничить выплату бонусов членам своего правления. Эта рвущаяся наружу искренность отозвалась эхом в сердцах финансистов. Крупнейшие банки России заявили, что отказываются от выплаты вознаграждений топ-менеджерам по итогам 2008 года.

Жажда деятельности охватила Государственную думу. Был даже внесен законопроект «Об ограничении размера выплат руководителям и сотрудникам компаний, получивших господдержку». В нем предлагалось установить налоговую ставку на доходы сотрудников компаний, получивших госпомощь в размере 100% с суммы, превышающей 4 млн рублей.

Последний всплеск «вулкана страстей» произошел 26 марта 2009 года на встрече соратников «Единой России», где представители российской партии власти предупредили, что «миллионные» бонусы топ-менеджерам корпораций могут породить социальный взрыв, угрожающий стабильности государственной системы.

Одним словом, социальная справедливость восторжествовала. Банкиров пристыдили, и, казалось бы, заставили урезать аппетиты.

Что нам Гекуба?

Между тем, как показал исторический опыт России, громогласность сделанных заявлений не означает их дееспособность. В нашей стране любые подхваченные призывы, первоначально разносящиеся эхом по ее необъятным просторам, это всего лишь разновидность кампании, главное свойство которой — ее конечность.

Для современной России это эмпирическое правило никто не отменял. Особенность ситуации состоит в том, что в числе бонусополучателей находятся, в частности, государственные чиновники, которые либо сами заседают в советах директоров или наблюдательных советах компаний, либо там заседают их родственники. И аскетизм им явно не свойственен. Тем более когда речь идет о ежегодной премии, размер которой позволяет не только сервировать и разнообразить новогодний стол, но и прикупить очередной домик в Европе или островок на Карибах. И то, что 2008 год оказался кризисным, это еще не повод, чтобы отказать себе в прибавке к зарплате.

Вторая половина 2009 года прошла под знаком тихого саботажа решения G20. Затерялся в коридорах Госдумы законопроект, изменилась тональность выступлений наших чиновников. Уже на сентябрьском саммите «двадцатки» министр финансов Алексей Кудрин по поводу бонусов высказался весьма сдержанно, отметив, что это была далеко не самая важная тема в обсуждении финансового регулирования. Мало того, глава российского Минфина считает, что государствам вряд ли нужно ограничивать размер бонусов руководителям крупных компаний и банков. И, чтобы закрыть тему, констатировал, что «ожидания общественности относительно решений G20 по бонусам топ-менеджерам системообразующих компаний были преувеличены».

С ним трудно не согласиться. Так, например, уже в середине года президент — председатель правления Сбербанка Герман Греф разослал сотрудникам очередное ежемесячное послание, в котором сообщил «о восстановлении с 1 августа прежних коэффициентов премирования сотрудников». Сумма выплат членам правления этого банка за 2008 год составила 933,6 млн рублей. То есть на каждого из 23 членов правления пришлось по 40,591 млн рублей.

ВТБ, регулярно рапортующий о минусовом балансе, по итогам 2008 года выделил высшему руководству 533,9 млн рублей — надо полагать из той государственной помощи, которая была оказана в период кризиса. Все эти деньги достались девяти членам правления банка — примерно по 60 миллионов рублей на брата.

Размер вознаграждения правления Банка Москвы за кризисный 2008 год увеличился на 82,6% и достиг почти 875 млн рублей против 479 млн в 2007 году. То есть в 2008 году вознаграждение составило примерно по 67 млн рублей на каждого из 13 топ-менеджеров.

Этот список можно продолжать. Обобщая его, следует сказать, что совокупные выплаты топ-менеджерам 50 крупнейших российских компаний за 2008 год увеличились на 30% — до 24 млрд рублей. Треть этих денег получили всего 100 человек.

Для сравнения, принятый трехлетний бюджет России предусматривает с 2008 по 2010 год общее увеличение расходов на раздел «Образование» на 17,8 млрд рублей (соответственно по годам — на 2,8 млрд, 7 млрд и 8 млрд рублей). Расходы на здравоохранение в 2008 году увеличены на 1,2 млрд рублей, в 2009 году — на 20,7 млрд рублей, в 2010 году — на 31,2 млрд рублей. На культуру планируется за три года потратить больше на 6,3 млрд рублей, чем ранее.

Со времени апрельского саммита правительства Франции, Великобритании, Германии и США постарались сделать все возможное, чтобы реализовать намеченные задачи по ограничению выплат ведущим банкирам. В свою очередь сентябрьский форум глав «Большой двадцатки» решил не устанавливать единые правила и передать эти решения на национальные уровни. Лучшего подарка для российских банкиров и чиновников нельзя было придумать. Практически сразу же последовало заявление главы Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР) Владимира Миловидова о том, что он не поддерживает идею внешнего ограничения на выплаты бонусов в компаниях. По его мнению, решение об ограничении бонусов должны принимать акционеры.

От себя добавлю, что, рассуждая о бонусах, каждый акционер будет руководствоваться своими представлениями о морали и аппетитах. Потому что кризис кризисом, а обед — по расписанию.

Также в этом разделе

Инкассаторы восстали против Сбербанка: «Полтора-два года и ты инвалид»
Инкассаторы восстали против Сбербанка: «Полтора-два года и ты инвалид»

13:04  19 мая 2018119 «У многих крепких ребят прямо в машине отказывают ноги». Изнанка работы перевозчика денег https://ura.news/articles/1036274884

В декабре 2016 года средняя зарплата в Иркутской области составила 42 940 рублей
В декабре 2016 года средняя зарплата в Иркутской области составила 42 940 рублей

  18 февраля 12:55 Деньги. Фото ИА «Иркутск онлайн»   По данным Иркутскстата, в декабре 2016 года средняя заработная плата в Иркутской области составила 42 940 рублей. Это на 20,3% выше, чем в ноябре прошлого года и на 8,2% выше показателей 2015 года. Оплата труда в Иркутской области была на 497 рублей ниже среднероссийского уровня. К [...]

В Липецке десятки сотрудников Российского объединения инкассации отказались выходить на работу.
В Липецке десятки сотрудников Российского объединения инкассации отказались выходить на работу.

  Сотрудники «Росинкас» бастовали четыре с половиной часа из-за низких зарплат. Этим утром, 11 декабря, в Липецке десятки сотрудников Российского объединения инкассации отказались выходить на работу. Около 6 утра они собрались у ворот Липецкого управления инкассации в ожидании переговорить с московским руководством. По словам инкассаторов, причиной забастовки стало сокращение зарплаты, которая снизилась почти вдвое – [...]

Суд с работодателем. Так ли страшен чёрт?
Суд с работодателем. Так ли страшен чёрт?

Слабые места руководителя: мания величия, ведущая к неспособности контролировать реальное положение дел, зачастую - отсутствие соответствующего занимаемой должности образования и навыков (особенно - в законодательной сфере).

© Профсоюз иркутского управления РОСИНКАС, 2009-2018 Ответственность сторон